Уникальная ситуация складывается в ХМАО — жители балков (временные самодельные жилые строения) отказываются покидать свои полуразрушенные хибары. Об этом URA.RU сообщили несколько источников, знакомых с ситуацией. По словам инсайдеров, региональное правительство значительно увеличило финансирование программ переселения, но льготники требуют намного больше.

Балки — одни из острейших социальных проблем Югры. Это наследство бурного освоения нефтяного севера в 70-х годах, когда вахтовики строили временные жилища из подручных материалов. В этих строениях, в итоге, люди живут десятилетиями. Вагончики, оббитые фанерой и деревяшками, в большинстве случаев прогнили — там проваливаются полы и крыша, туалеты на улице, в некоторых строениях нет даже ванн.

Еще шесть лет назад в регионе было почти 10 тысяч балков. По информации окружного департамента общественных и внешних связей — сейчас осталось только 3,5 тысячи строений. «На расселение балочных массивов в 2018 году направлено более двух миллиардов рублей, в том числе в сентябре выделены дополнительные 855 млн для четырех муниципалитетов — Мегиона, Пыть-Яха, Нефтеюганского района, Нягани. В целом за предыдущие годы на решение балочной проблемы округ направил более 4,5 млрд рублей», — отметили в депсвязей.

И вот теперь массовое переселение балочников в капитальное жилье находится под угрозой — сами льготники отказываются переезжать. С такой проблемой, например, столкнулись в Сургутском районе. В 2015 году в реестре было 245 подобных строений. Сейчас осталось 11, деньги на них уже выделены, но договориться с их жителями не удается.

URA.RU удалось связаться с одной из балочниц-отказниц. Пенсионерка Валентина Гончаренко в 1982-м году купила балок за 4,2 тысячи рублей (автомобиль тогда стоил 7-8 тысяч). Для этого ей пришлось продать кирпичный дом на Украине. Сейчас женщина живет одна с двумя взрослыми сыновьями. На положенную ей компенсацию за балок она может купить квартиру в деревянном доме в поселке или студию в Сургуте в многоэтажке. «Я говорю, как я могу жить с двумя взрослыми сыновьями в однокомнатной квартире. Пусть сейчас крыша течет и стены валятся, но у каждого по комнатушке сейчас есть. Мы можем хотя бы разделиться», — рассказала женщина.

Пенсионерка также уверяет — таких семей в поселке много. А переехавшим в капитальное жилье приходится выходить на работу — в основном из-за нехватки денег на ремонт. «Я смотрела студию в районе торгового центра „Аура“. Но там же нужно доделать, сделать перестенки, нужен материал, рабочие. Я как это все должна делать?», — заявляет Гончаренко.

«Люди жалуются, что не хотят переселяться в многоквартирные дома. Хотят остаться, что называется, на земле — мы внесли изменения в условия программы, предусмотрев возможность приобретения жилых домов в ДНТ и СНТ. Но они требуют, чтобы им предоставили дома, к примеру, в поселке Снежном стоимостью 8-10 миллионов рублей», — рассказал глава Сургутского района Андрей Трубецкой.

Вот примерные подсчеты, сколько могут получить жители балков за свои, в общем-то, незаконные строения. Семье из двух человек выплачивается субсидия в размере 1,8 млн рублей, семье из четырех человек — 2,7 млн. Для сравнения, участникам региональной программы «Обеспечение жильем молодых семей» дают всего 800 тысяч.

Окружные власти ставят себе приоритетной задачей ликвидацию балочного фонда до 2020 года. Неосвоенные одними муниципалитетами деньги могут уйти в другие территории. Как ранее сообщало «URA.RU», в июне 2017 года жители остальной части России впервые узнали, что такое балок. Во время «прямой линии» с президентом жительница Нягани Энжи Барсукова рассказала Владимиру Путину, что живет в таком строении более 20 лет. После этого глава государства дал поручение решить проблему балков.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here